Интервью

Прем Джошуа: «Я очень ленивый йог»

Мультиинструменталист и композитор, создатель уникального стиля, основанного на синтезе древней индийской музыки и современных ритмов Запада, Прем Джошуа рассказал в эксклюзивном интервью YOГА, как его музыка действует на людей, и почему ее так не любят многие политики. 

— Как случилось, что вы, европеец, начали играть индийскую музыку?

— Я могу привести несколько вариантов ответа на ваш вопрос (смеется). Если сказать по-простому, я родился в Германии и с раннего детства увлекался музыкой. С пяти лет уже играл на флейте, а будучи подростком, исполнял на ней, а также на саксофоне рок и джаз, постоянно расширяя горизонты своей музыкальности. Я жадно впитывал музыку, искал все новые и новые способы выражения в ней. И вот однажды я услышал записи Рави Шанкара (известнейшого в мире индийского музыканта, который внес большой вклад в популяризацию индийской классической музыки в западных странах. – Ред.) это перевернуло мой музыкальный мир и представление о музыке в целом. Я никогда не слышал музыки прекрасней и необычней. Это послужило толчком и в возрасте 18 лет, оставив школу и идеи о карьере, я отправился в путешествие, которое продолжается по сей день. Это один из ответов на ваш вопрос. Другое объяснение, которое я могу привести, базируется, скорее, на вере индусов в реинкарнацию (улыбается). С этой точки зрения в одной из прошлых жизней я наверняка жил в Индии. Помню, когда я первый раз приехал в эту страну, у меня возникло четкое ощущение, что я здесь уже был.

 

— Говорят, европейскому человеку очень тяжело научится играть на ситаре. Как вам это удалось?

— Да, это действительно очень сложно, потому что подход к музыке в Индии полностью отличается от европейского. Мне повезло, я обучался у индийского мастера. Правда, он хотел, чтобы я изучил все классические жанры индийской музыки. Я же в определенный момент осознал, что не хочу быть классическим индийским музыкантом. Я хотел следовать своим собственным желаниям. Так я начал играть музыку, которая называется фьюжн. Для меня она — не просто смешение стилей, сочиняя и играя фьюжн, я в полной мере стараюсь понять и прочувствовать ту музыку, которую использую и смешиваю. Ведь фьюжн-музыка способствует тому, что люди со всего мира объединяются, происходит встреча разных культур, люди открываются друг другу. Кстати, именно поэтому, эту музыку не любят многие политики. Они не хотят, чтобы культуры переплетались. Они боятся этого. Для политиков намного лучше, когда украинцы остаются украинцами, христиане христианами, а их страна остается их страной, ведь тогда ею намного легче управлять.

18

— Но вас часто приглашают выступить перед президентом и премьер-министром Индии, государственными деятелями других азиатских стран. Получается, что в Азии политики вас, наоборот, любят…

— Да. Так случилось, что в современной Индии просто обожают то, что мы делаем с индийской музыкой. Ведь, несмотря на то, что я сам не являюсь индусом, я все-таки очень глубоко погружаюсь в традиционную индийскую музыку и затем преподношу ее немножко в другом ракурсе.

 

— А как же Запад? Ваша музыка востребована западными людьми?

— Вы, наверное, не поверите, но большинство своих музыкальных произведений я писал на Западе и для Запада. Даже первый альбом был записан на Западе и только после этого выпущен в Индии. Но затем в Индии мои альбомы получили больший успех. И, честно говоря, меня это самого удивило. Поэтому, несмотря на то, что сегодня мы играем много концертов и в Европе, и в Америке, основная наша публика – это, конечно же, индусы. Наверное, Индия просто меняется очень быстро…

86

— В каком плане? Она становится более открытой?

— Более открытой, и… более богатой. Она очень сильно меняется, и это имеет свои как положительные, так и отрицательные стороны. Нет, я не говорю, что богатство – это плохо. Было бы хорошо, если бы мы все жили в изобилии. Но в Индии живет очень много людей, и все они хотят иметь дома, машины и так далее. При этом о загрязнении воды, воздуха, окружающей среды уже никто не думает. И это очень плохо сказывается на экологии.

 

— Поскольку вы столько лет прожили в Индии, было бы странно не спросить, практикуете ли вы йогу?

— Я очень ленивый йог (смеется), поэтому практиками занимаюсь достаточно немного. Но хочу объяснить: для меня йога — это не просто асаны. Существует также йога звука (нада йога. – Ред.). Я считаю, что когда музыкант осознает свою музыку и то, что эта музыка может принести людям, наступает тот момент, когда начинается нада йога. Я говорю это, потому что знаю — музыка имеет огромное влияние на человека. Например, агрессивная музыка может привести людей к конфликтам и даже войне. Но есть такая музыка, которая затрагивает определенное пространство внутри нас, которое, в свою очередь, ведет нас по пути к свободе, по пути к тишине внутри нас, и вот с этого момента начинается нада йога.

 

Бедовала: Елена Романюк

Фото: Степан Рудик

 

2013.02.16

Об авторе


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *