Андрей Сидерский, Блоги

Йога — не йога?.. Ха? Тха? Или, всё-таки, ха-ха-ха?..

Фраза в фейсбуке, написанная киевским йогатичером Геной Болговым, стала триггером для целой цепочки воспоминаний… Вот она: «Может это не йога вовсе? То что все думают, что делают? Отсюда и проблемы? Может имелось ввиду нечто другое?»

Действительно, очень точно подмечено. Если сравнить то, что практикуют в качестве хатха-йоги «на Западе» с тем, что и как делается в некоторых аутентичных — не туристических и не сбелыхобезьянбаблосшибательных — хатха-йогских местах «на Востоке», то самый травмоопасный «западный жестяк» покажется безобидной оздоровительной физкультуркой. Я понял это перед чемпионатом мира по йога-спорту в 2000 году в Дели, когда за день до начала официального действа зашел в гости к парням из индийской сборной и наблюдал за их тренировкой и за разминкой ребят из закрытой фаридабадской школы хатха-йоги. Да, кстати, очень прошу не путать хатха-йогу и йогатичеров с религиозным служением и религиозными проповедниками.

Такая деталь… Во время чемпионата мира по йога-спорту в 2000 году в Дели нас с Игорем Александровичем Субботиным местные авторитетные йога-федеративные дядьки принимали за важных «официальных лиц». Соответственно, такое отношение к нам быстро распространилось на всех индусов, участвовавших в действе. В принципе их можно было понять… Мы жили в посольской гостинице, в соревнованиях не участвовали, бродили везде с умным видом, молча без спросу фотографировали и снимали на видео все, что считали нужным, руководство Международной Федерации йоги общалось с нами более чем уважительно… Откуда индусам было знать, что все дело в личных знакомствах и связях? У Игоря были какие-то дела с парнями из российского торгпредства в Дели, а я еще с 1993 года приятельствовал с тогдашним Президентом Международной федерации йоги Фернандо Эстевезом Гриего… Собственно, он и позвал нас в Дели, когда Игорь проявил инициативу и предложил мне задать Фернандо вопрос, а не желает ли руководство Федерации видеть на соревнованиях «наблюдателей» — одного от Украины и одного — от «деловых кругов» России…

Да, так вот… На чемпионате в Дели члены российской команды истово выступали под звуки индуистских мантр, а индусы — с приколом и легкостью — под болливуд-диско и электронные трансовые композиции. Видимо, именно под влиянием иллюзии нашей влиятельности, в какой-то момент ко мне подошли парни из индийской сборной и очень вежливо и осторожно спросили, не могу ли я перевести русским просьбу сменить музыку и не выступать под мантры. «Мы же не показываем гимнастику под их псалмы и молитвы», — объяснили индусы, очень симпатичные ребята, — «религия — религией, хатха — хатхой. То, что они гнутся под нашу духовную музыку, нехорошо задевает наши религиозные чувства. Религия и йога — разные вещи, не нужно их путать». Я не помню точно, чем эта история закончилась. Просьбу индусов я, вроде бы, русским йогимнастам передал. Но, в отличие от индусов, и Денис, и другие члены команды отлично знали, чего на самом деле стоят наши с Игорем «ВИП-статусы». Кажется, меня вместе с индусской просьбой ребята из российской сборной просто проигнорировали. Впрочем, твердой уверенности в этом у меня теперь нет — прошло 12 лет. Может, я чего-то не помню, и Денис сотоварищи таки вняли просьбе аутентичных йогцев… Но, в любом случае, важно не это, а то, что аутентичные йога-перцы четко различают йогу и религию… Почему наши индопосвященные гонцы за просветлением варят всё в одном компоте — мне понять за тридцать с лишним лет так и не удалось…

Еще одну яркую иллюстрацию аутентичного подхода к обучению и практике хатха-йоги я наблюдал спустя несколько дней после окончания соревнований делийского чемпионата. Происходило это в зале Вишваятан йогашрама (ныне Институт имени Морарджи Десаи), где мы с Игорем Александровичем и Бал Мукунд Сингхом сидели на полу и пили чай. Когда мы с Игорем пришли к Сингху, он как раз давал очередное задание пухлой светловолосой даме постбальзаковского возраста. «Это кто? — спросил я. «А, из французского посольства, йогатерапией с нею занимаюсь», — ответил Сингх. Мы стали пить чай и о чём-то беседовать, дама что-то делала на своем коврике, как вдруг Бал Мукунд Сингх — уважаемый консультант правительства Республики Индия по вопросам йоги, заслуженный Гуруджи и йога-мастер, преемник великого Брахмачари и методист правительственного учреждения — молниеносно вскочил, подбежал к тучной пожилой женщине, как раз в тот самый момент выполнявшей пащчимоттанасану (вытянутый наклон сидя), и принялся наподобие безумной обезьяны скакать по спине достопочтенной француженки, радостно вопя истошным голосом: «Deeper! Deeper! (Глубже, глубже)». На беспомощно сдавленный вопрос снизу: «Maybe, tomorrow?.. (Может, завтра)», последовал столь же истошно радостный бескомпромиссный ответ: «NOW!!! NOW!!! (Сейчас!!! Сейчас!!!)» и еще одна серия отчаянных прыжков по позвоночнику согнувшейся в три погибели весьма объемной тети… Потом, когда тетя ушла, и мы пили чай, я спросил у Сингха: «Hey, my friend, what are you doing? How can that be done? (Алле, друг, ты че делаешь, как можно так поступать?)» На что Сингх со смехом ответил: «It MUST be done. She already can. Just to show her that there is nothing to be afraid of. I jumped over her back. She knows that the worst is over. Now this pose in no more any problem for her. (Нужно. Она уже может, просто необходимо ей показать, что нечего бояться. Я попрыгал по ее спине. Она знает, что самое страшное позади. Теперь эта поза больше для нее не проблема)».

Приходя к Бал Мукунд Сингху, парни из индийской национальной сборной по йога-спорту опускались перед ним на колени и целовали его стопы. Такова традиция. Пусть он официально называется «главным тренером национальной сборной», для них он прежде всего — уважаемый и любимый Гуруджи. Однажды кто-то из индийских учеников что-то спросил у Сингха относительно техники выполнения прогиба в стойке на руках с лотосом, в котором ягодицы в пределе должны касаться макушки. «Do the pose (сделай эту позу),» — велел Сингх по-английски. Наверное, чтобы присутствовавшие при этом не-хинду понимали, что происходит. Парень сделал. Вероятно, не вполне так, как требовалось, потому что Сингх принялся ему что-то объяснять на хинди. Объяснял долго. В конце концов парень, все время объяснения стоявший на руках, устал. На лбу его выступила испарина, глаза покраснели, он напряжено закусил губу, все тело его начала бить дрожь. Сингх прервал объяснение, внимательно посмотрел на парня, а потом наклонился и, глядя ему прямо в глаза, нежно сказал — почти пропел: «Why are you tembling so much? Smile! (Почему ты так сильно дрожишь? Улыбайся!)»

По инициативе индийской Национальной федерации йоги в программу Делийского чемпионата, помимо собственно соревновательной программы по йога-спорту, были включены показательные выступления учеников закрытой школы Гуру хатха-йоги Гурмеша Сингха из Фаридабада. То, что продемонстрировали эти тощие мальчишки, повергло всех присутствовавших в шок. Видео, которое я снял тогда, до сих пор можно найти в сети. Игорь Александрович Субботин очень сильно заинтересовался школой Гурмеша Сингха, но в тот приезд в Индию добраться до нее нам так и не удалось… Сработал принцип «чужие здесь не ходят»… Но Игорь не из тех людей, кто отступает от своих намерений. И в конце концов через сколько-то лет Игорь таки добрался до Гурмеша и его учеников. Сопровождал его Бал Мукунд Сингх. Вот что Игорь рассказал мне о том своем визите в школу хатха-йоги Гурмеша Сингха.

Основной своей в задачей ту поездку Игорь считал фотосъемку асан в исполнении учеников школы. Эту задачу ему удалось выполнить на ура. Я видел фотографии — они впечатлили меня не меньше, чем созерцание «живого» выступления этих же ребят в Дели несколькими годами раньше. Хотя, конечно, теперь это были уже не тощие мальчишки, а стройные молодые красавцы атлетического телосложения. А после фотосессии Бал Мукунд Сингх тихо спросил у Игоря: «Хочешь, я тебе что-то покажу?» «Ну? — ответил Игорь. Сингх подозвал одного из парней, велел ему повернуться спиной и сказал Игорю: «Ткни пальцем ему в позвоночник на уровне поясницы». Игорь послушался и нажал указательным пальцем на спину парня где-то на уровне верхней части поясничного отдела позвоночника. Палец провалился в спину. Никакого позвоночника под ним не оказалось. Игорь был в шоке. «Вот», — объяснил Бал Мукунд Сингх, — «из-за практики гиперпрогибов его позвоночник искривился, поясничный лордоз приобрел катастрофическую форму, позвоночник ушел вглубь и теперь калечит внутренности. Еще два-три года, и парень — инвалид. Помочь ему уже невозможно…»

Вот такая она иногда порой случается бывает аутентичная хатха без европеоидных компромиссов…

А давайте я на этом закончу и не стану сдавать типа как бы случайно дошедшую до меня «инсайдерскую информацию» относительно реального положения дел с травматизмом в аштанга-виньяса-йоге?.. А вместо этого в следующий раз расскажу о смешном казусе, произошедшем на чемпионате мира по йога-спорту в Потругалии в 2003 году. Казусе, также красноречиво иллюстрирующем аутентичное отношение индусских хатха-йогов к своей практике. А?

2013.03.05

Об авторе


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *