Путешествия

Информационный повод (YOГА №13)

Наталья Авсеенко

 

Примером Высшей Благодати служит нам вода:

Что никого не принуждая,

Своею щедростью одаривает всех.

Самозабвенно выполняя свою роль,

Она прокладывает путь в согласье с Дао…

 

Лаоцзы

 

 

%%В жизни часто бывает так, что, идя навстречу новому событию, мы перешагиваем через то, ради чего оно формировалось, и обнаруживаем что-то более значимое и глобальное. То, что стоит между строк, и наполняет это событие новым смыслом… Так произошло и в этот раз, когда участники проектов yoga-free и yoga 23 — Андрей Сидерский, Леонид Кутузов и я, Наталья Авсеенко, собрались для реализации давней мечты — снять учебное кино о фридайвинге. Идею мы вынашивали давно, но условия для ее реализации создались только сейчас, причем удивительным образом — мы не прилагали никаких усилий, все складывалось само собой. Будто по Коэльо: «…когда у человека появляется желание, и оно является истинным, все силы природы способствуют его реализации…». О чем мы решили рассказать и что мы хотели показать? Суть нырка, его красоту, то, как войти в эту суть, как это сделать правильно и безопасно. С такими мыслями мы отправились на Средиземное море в Грецию. При содействии компании “West Siberian” и ее генерального директора Максима Барского экспедиция стартовала в Афинах и должна была пройти вокруг тихих греческих островов — Идра, Парос, Скинуса, Скиатос и других.

 

Ныряние в другую культуру…

%%Фридайвинг как образ жизни предполагает перемещение по свету. Мы путешествуем по тем местам, где еще не были или там, где уже были много раз… Но каждый раз это поиск новых ощущений. И не только через воду, но и через ту культуру, в которой мы оказываемся. Такова жизнь фридайвера — путешественника и исследователя. Именно ради этого я оставила в свое время кафедру Московского университета, где преподавала культурную антропологию и межкультурную коммуникацию и пустилась по свету познавать все на практике. Каждый вход в иную культуру — это встреча с неизвестным, которая позволяет еще четче увидеть свои отличия от других и при условии внутренней открытости трансформирует твою культурную идентичность и заставляет выйти за рамки стереотипов. По сути, познание и пропускание через себя других культур — это бесконечный процесс расширения восприятия и развития чувствительности.

%%Итак, середина июля. Начало экспедиции. Мы держим путь в Грецию… Подлетая к Афинам, я поразилась раскидистому ландшафту города, который, при тесной бело-голубой городской застройке, вмещает в себя и естественный, природный компонент. Зеленовато-серые цвета бесконечных оливковых плантаций и изумрудная растительность средиземноморских широт перемежается палевыми оттенками южного грунта. Много солнца, которое наделяет море даже в портовой части особой прозрачностью и синевой. Все красиво и уютно. Возникает ощущение, что в Греции действительно все есть: история мирно уживается с современностью, рождая неповторимую гармонию взаимодействия различных культурных эпох. Исторический центр Афин, который помнит времена Древней Греции, мирно соседствует с современными высотками, длинными улицами, которые перегружены потоками машин. Цивилизация… Но дышится в ней легко… Может, из-за неповторимости характера греков — открытых, гостеприимных и душевных коллективистов, которые ценят человеческие отношения больше, чем получение какого-либо результата от них. Они уважают свое и чужое внутреннее пространство и при необходимости всегда готовы прийти на помощь. С одной стороны, в их действиях и даже осанке проявляются фундаментальность и основательность, честь и достоинство. А с другой — беспечность и детская непосредственность, немного напоминающие наше «авось».

%%Глядя на карту Европы, нельзя сказать, что Греция — внушительная по размерам страна. Но, когда попадаешь в нее и пересекаешь различные ее части, создается впечатление, будто бы она бесконечно громадна. Наверное, из-за климатического и ландшафтного разнообразия, а также невероятного количества островов, по которым, собственно, и проходила наша экспедиция. Некоторые острова были по-коктебельски холмисты и пустынны… Пустынны не только по своему виду, но и на самом деле необитаемы. Другие поражали скалистыми берегами, зеленью мягких сосен, уютными бухтами с каменистыми пляжами и очень редкими постройками — частными виллами, мастерски вписанными в общую картину этих удивительных мест. А третьи напоминали пчелиные соты — белые дома с кирпичными черепичными крышами, построенные почти впритык друг к другу. Под горячим южным солнцем белый цвет построек становился еще ярче, и города приобретали эффект оазиса в морской пустыне… Греция — страна бело-синих красок…

Ныряние в Море…

%%Средиземное море — одно из самых любимых мною морей. Сложное, непредсказуемое, глубокое, с сильным характером, требующее осознанности и продуманного плана при погружении. Оно красиво — синее, прозрачное, наполненное солнцем. На поверхности теплое, но обдающее термоклином на 20 — 22 метрах. Разница температуры с поверхностью составляет примерно 5 градусов. А дальше еще жестче — следующий термоклин на 40 метрах и оказаться на этой глубине без маски не так уж и приятно: лицо словно попадает в колодец с ледяной водой. Для физиологических процессов, происходящих с ныряльщиком на глубине, такие условия полезны, но для сохранения психологического состояния они требуют полной собранности и отрешенности. Кстати, о психологическом состоянии во время нырка…

 

%%Говорить о том, что фридайвинг — это на 90% психология, банально. Но если бы было все так просто, мы бы об этом просто не говорили… Лишний раз задуматься о том, как, в каком состоянии, для чего мы ныряем, меня заставила именно эта экспедиция. Мыслеформа: «Главное — это состояние», — отдавалась эхом и пронизывало все существо. Состояние… Что же это такое?

%%Из воспоминаний… Ноябрь 2005 года. Дахаб. Соревнования «Тройная глубина». Первый день соревнований я отметила подъемом температуры и начинающимся гайморитом. Нырять точно нельзя. Лучше отлежаться и попробовать нырнуть в третий день соревнований. Третий день — день, когда спортсмены соревнуются в глубинном нырянии без ласт. За день до старта заявляю результат, равный текущему рекорду мира — 50 м. В голове установка, что надо пробовать. За 45 минут до официального старта, согласно регламенту, захожу в воду и понимаю, что не могу уйти даже на 5 метров — пазухи и уши просто не продуваются. Вишу на буе и безнадежно плачу от обиды на себя. Мимо проплывает Лотта Эриксон, бывшая рекордсменка мира в статике, и моя подруга: «Нэт, тебе надо промыть пазухи морской водой», — говорит она. «Я уже пробовала. Не получается», — всхлипывая, поворачиваю голову в ее сторону… «Тогда нырять бесполезно», — отвечает она. Уже почти направившись к судьям, чтобы сообщить, что не стартую, поворачиваю обратно. Что-то затормозило меня в последний момент. «Подожди, ведь чудеса случаются в этой жизни. Расслабься, дыши, плыви к зоне старта, войди в нырок, а там посмотрим… Повернуть ты всегда сможешь…» И вот я в зоне старта. Кроме дыхания я ничего не слышу. Только голос хронометриста, отсчитывающего время до старта. Осталась одна минута. Держась рукой за стартовый трос, лежу на спине с закрытыми глазами. Сознание где-то глубоко внутри. Нет ни страхов, ни сомнений, ни мыслей, ни желаний… Эго растворяется, и мне становится все равно. Я здесь и сейчас, живу этим моментом. Этот момент — лишь малое звено бесконечности, в которой я существую. Я одинока, я никуда не иду, я пришла из ниоткуда, во мне нет ни пространства, ни времени. Вся вселенная во мне, и я — ее часть. Блаженное смирение, умиротворение и спокойствие наполняют мое существо. «Десять секунд до старта, старт», — слышится голос судьи. Я делаю глубокий вдох, слегка упаковываюсь и с легкостью ухожу вниз. Несколько мощных гребков — и вот я уже на 20 метрах. Продувка шла сама собой — мягко и свободно… Удивительно! Я достигла конца троса, путь на поверхность был невероятно легким. 50-метровый нырок удался.

%%8 апреля 2008 год. Багамы. Динз Блю Холл. Я готовлюсь к нырку на 57 метров без ласт. Это — мировой рекорд. Уши опять закрыты и не продуваются даже на поверхности. Отказываться от нырка? А, может, рискнуть? Ведь я ничего не теряю… Рискую… И с легкостью прохожу эти 57 метров, устанавливая новый мировой рекорд. После нырка с улыбкой констатирую факт: «Ситуация 2005 года повторилась на 100 процентов». Так что же нас держит перед и во время нырка, что заставляет разворачиваться раньше, что мешает насладиться нырком? Наше собственное грубое эго, которое привязывает к телесности, включает в активную работу левое полушарие мозга и не дает реализоваться нашей творческой силе. Оно порождает страхи, главный из которых — страх смерти — тормозит наш потенциал. Как же его обуздать? Через состояние отрешенности и осознанности, в которые можно войти с помощью дыхательных практик. Ум легко успокаивается, если включить генератор отрешенности, описанный
в системе «Yoga 23» как дыхание «Свистелка». Принимая любую удобную сидячую позу (лучше, если это лотос, полулотос или сукхасана (по-турецки скрещенные ноги), вытягиваем позвоночник вертикально. Макушка тянется вверх, шея расслаблена, подбородок слегка на себя. Глаза расслабленно смотрят на любой объект или точку через нос. Вдох делается через нос (кончик языка упирается в бугорок за верхними зубами), за которым следует свистящий растянутый пассивный выдох через рот. Количество дыхательных циклов 8 или 16 раз. Если в этот момент мы уже находимся в воде, то этот тип дыхания можно сделать лежа на спине или держась за буй. За дыханием «Свистелка» следует дыхание с закрытыми глазами с акцентом на полное глубокое расслабление (3 – 6 минут). При достижении состояния, когда отсутствуют флуктуации сознания, можно начинать нырок. Но очень важно сделать это осознанно!

%%Тотальная осознанность — один из «ключиков» во время нырка. Впрочем, не только во время нырка… Это — ключ к осознанному восприятию действительности, тех условий, в которые мы попадаем. Осознанность помогает понять, что все, происходящее с нами — свободный выбор оптимальной для нашей сущности опции. Что здесь мы лишь гости, которые пришли на миг в этот мир, называемой жизнью; что жизнь — это дар, а также возможность усовершенствовать себя и подарить этому миру безграничную любовь и свет. И неважно через что будет этот свет литься — через фридайвинг или йогу, через кино или статьи в журналах. Важно чтобы это было… Каждая попытка выразить что-то в творчестве — информационный повод для очередного этапа развития осознания. Повод, за которым обязательно последует что-то новое… Этим летом для нас таким поводом стали съемки фильма.

 

2011.12.12

Об авторе