Детская йога

Беременность в жизни человека (YOГА №15)

%%В настоящее время о беременности известно намного больше, чем знали наши бабушки. Множество необходимой литературы, интернет, различные курсы для будущих мам, видеорепортажи  внутриутробного развития плода, — кажется, беременной женщине должно быть комфортно и спокойно. Она знает, какие физиологические процессы происходят в ее организме, правильно питается, употребляет необходимые витамины, осваивает дыхательную гимнастику, релаксацию и йогу для беременных, но все же часто психологическое состояние будущей мамы не всегда удовлетворяет ее. Да и будущий отец ребенка часто чувствует себя не вполне уверенным, не говоря уже о том, чтобы быть постоянно опорой и поддержкой для своей избранницы. Что же это такое – беременность? С этим вопросом мы обратились к психотерапевту и философу Игорю Евгеньевичу Винову.

%%— Игорь Евгеньевич, обращаются ли к Вам беременные женщины, и если да, то какие основные проблемы их приводят в психоанализ?

%%- Прежде всего, хочу сказать, что я ни в коей степени не являюсь специалистом  по беременности, но иногда мне приходится работать с клиентками, которые находятся в состоянии беременности и подготовки к родам.  Несколько раз ко мне обращались люди, заинтересованные, прежде всего, в понимании того, что такое материнство, что такое будущая жизнь, что свидетельствует об их довольно-таки нетривиальном мышлении, я бы сказал, о высоком уровне развития. Поэтому в этом  плане мне очень повезло с беременными клиентками — они были подготовлены к диалогу.

%%Даже не знаю, с чего лучше начать – может быть не с конкретики тех проблем, которые у меня на виду, и тех ситуаций, с которыми пришлось иметь дело, а с общей проблемой беременности. Извините за цинизм, но я думаю, что институт беременности сегодня «благополучно» разрушается, так же, как и институт семьи, как и институт власти, так же как и прочие институты: институт культуры, человеческого межличностного взаимоотношения.

%%Беременность – это диалог. Конечно же, это диалог с собой и со своими возможностями и с кем-то и чем-то, что является потаенным, что является каждый раз удивительным и непостижимым, а именно, возможностью рождения человека.  И это не пафос. Действительно удивительно, как мало уделено внимания и в философии, и в метафизике, да и в психоанализе теме беременности. В художественной литературе мы не так часто сталкиваемся с осмыслением этого феномена. Хотя, безусловно, имеет место понятие беременности, рождения и в поэзии, романистике, но, тем не менее, обращаясь сейчас к этой теме, я вижу необычайную скудость. Это же очень странно. Более очевидного чуда и более непосредственно данной тайны нам не найти — ну,  разве что смерть. И такая нищета…

%%Так вот, что же это такое? Когда мы сотрудничали с одной из клиенток – не хочется говорить «работали» – она была крайне обеспокоена тем, насколько она адекватна, насколько она состоятельна в плане материнства. У нее у самой были определенные дефициты в  плане отношений с родителями, в плане признания и принятия себя в качестве женщины.  Необходимо задуматься: мать и женщина – это одно и то же, является ли беременность аргументом материнства, чем-то подтверждающим женское? Очень часто мы сталкиваемся с тем, что о беременности говорят, как о некоем, скажем так, удостоверении своей женской состоятельности, своей идентичности. Мне с этим приходилось неоднократно сталкиваться: «я женщина или нет»? Переживания иногда носят характер крайне нетривиальный, драматичный. Отсюда задаешься вопросом: можно ли рассматривать беременность с точки зрения  исключительно физиологической или даже психологической?

%%Физиологический акт рождения, пожалуй, ничего особенного в себе не таит  и ничем он особенно не отличается от пищеварения, слюновыделения, дыхания или еще чего-нибудь. Это не значит, что это является чем-то примитивным или пошлым – ни в коем случае мы не обесцениваем саму репродуктивную функцию и беременность  в частности. А почему бы не говорить о дыхании? Это такое же чудо, как и беременность. Мы дышим, и каждый дыхательный акт представляет собой также нечто удивительное и непостижимое. Однажды я внимательно следил за процессом дыхания, и тут на определенном этапе наблюдения понял, что не могу дышать без контроля. Это было такое неприятное, даже жутковатое ощущение. Но это был также и уникальный опыт. Мы  дышим и не задумываемся, почему мы дышим. Но все-таки беременность каким-то особенным образом привлекает наше внимание – она выдвигается из ряда прочих функций. И выдвигается она опять-таки не за счет частотной характеристики – не так часто беременеют – не каждый день, по крайней мере, и не по причине ее болезненности — хотя в этом тоже есть смысл. Но все-таки, прежде всего на символическом плане, мы соприкасаемся с чем-то, с одной стороны, что от нас абсолютно не зависит, и с другой стороны, за что мы несем ответственность. Вот парадокс: беременность – это своего рода сплетение искусственного и естественного, духовного и плотского, тварного в человеке. По крайней мере, беременность напоминает нам о непостижимости, о запредельности нашего собственного тела. Предельно близкое и, казалось бы, предельно известное оказывается непостижимым и таинственным.

%%Я двигаюсь довольно сумбурно, пытаясь, во-первых, не впадать в риторику, во-вторых, не упрощать вопрос, который вы поставили на потребу обывателя.

%%Сейчас я подумал, а достаточно ли у меня оснований, что бы говорить о беременности, ведь я мужчина?

%%— Но сейчас я к Вам обращаюсь не просто как к мужчине.

%%- Я тогда хочу поинтересоваться: а как к кому?

%%— Как к философу, как к психотерапевту и как вообще к человеку, который, может быть, тоже имеет какое-то отношение к беременности не как к состоянию женщины, а вообще какое-то отношение. Может быть, вам удавалось тоже пережить беременность в каком-то смысле?

%%- Интересная версия.  Не будем превращать это в метафору.

%%Ну, конечно же, человеческое существование это, прежде всего, бытие с другим, это совместное существование. Беременность – это также, конечно, одна из форм этого совместного бытия, посему беременность безусловно может осознавать и мужчина, и может в этом активно участвовать. Одна из моих клиенток сейчас беременна, она живет в Москве, и ее муж ходит вместе с ней на все мероприятия, которые связаны с подготовкой к родам, и это является для нее не просто моральной поддержкой, но и этапом дальнейшего совместного развития их отношений и взаимопонимания. Когда мы с ней общались в последний раз, то я поймал ее и себя на том, что уже сейчас, хотя ребенок еще не рожден, но ею уже сделано, пережито в ходе беременности очень много, о чем мы никогда не будем жалеть. И то, что  происходит на данном этапе, уже дало нам столько, что исполнено благодатью и достойно благодарения. Здесь не должно быть никакого суеверия. Просто нужно быть благодарными за каждое мгновение, которое дает человеку ощущение полноты бытия, полноты его присутствия в мире, а может даже и не только в мире, ибо, конечно же, беременность – это еще и своего рода, трансценденция – это выход в непостижимое. И я прохожу это со своими клиентками, которые практически всю беременность были в анализе, мы очень внимательно к этому относились. Мы улавливали все изменения, эти экзистенциальные инновации не только в физиологических и психологических процессах, но и в том, что можно назвать жизнью с большой буквы. Совершенно иначе начинает работать мышление.

%%Конечно же, мы знаем, что иногда могут иметь место те или иные так называемые патологии. Достоевский, кстати, в «Дневнике писателя» описывает одну из таких ситуаций, когда беременная женщина выбросила ребенка из окна. К счастью, он не разбился. Ее осудили, посадили в тюрьму, хотели сослать на каторгу, но Достоевский объяснил, что у женщины имеет место «аффект беременности», что состояние, в котором она находится, специфическое, что она не способна адекватно относится к миру, но когда она родит, все изменится. И действительно, так и произошло. Это состояние может иметь какие-то необычные проявления с нашей точки зрения. Что это? С чем это связано? Конечно, можно сказать, что речь идет о совершенно банальных вещах, об изменении функции организма, который связан также и с биохимическими процессами, когда в организме повышается токсичность и т.д.  Это все, безусловно, так, но все равно, даже и эти патологические проявления также имеют какой-то свой особенный смысл в плане того, как мы к ним относимся и что за этим стоит.

%%Но здесь все-таки я хотел бы, прежде всего, сделать акцент на том, что для нашей современницы беременность оказывается удивительным шансом для восполнения не только ее женской функции, не той или иной атрибутики ее физиологической и психологической состоятельности, а, возможно, это определенный дар, это шанс восполнения ее личности. Ибо жизнь настолько сегодня бывает скудна,  прежде всего, в духовном и ценностном плане, и существование сводится под час к вещам, которые носят характер исключительно прагматический, потребительский.  А  здесь может произойти понимание того, что в тебе происходит нечто нерукотворное, нечто, что не имеет аналога ни в культуре, ни в цивилизации, что ты являешься соавтором не много, не мало, а новой жизни. И это авторство и соавторство, ко всему прочему, является еще и творческим сотрудничеством. Я говорю это лишь отчасти иронично. В этом безусловно, участвует и мужчина, даже если он и не находится рядом. И, конечно же, некая таинственная сила, которая дает эту жизнь. Ведь именно в беременности мы оказываемся свидетелями альфы и омеги существования – начало и конец находятся в некой взаимосвязи и сингулярности, как они связаны – больше это нигде не увидишь. Ведь мы своего начала, своего истока, ни исторически, ни психологически никогда не почувствовать, не осознать не можем: когда мы родились и откуда мы пришли? Мы можем только вспоминать, как нам мамочки рассказывали о том, как мы им не давали возможность уснуть, каких они натерпелись от нас мучений, и какие мы хорошие были, когда мы умещались поперек колыбели, но это для нас все равно определенного рода мифология. А то, что касается переживания, реализуемого беременностью, — это свидетельство новой жизни в моем собственном теле. И это не просто слова.

%%Когда мы с одной беременной клиенткой обсуждали определенные ее состояния, отношения с окружающим миром, с близкими в этот период, я задал вопрос: ее переживания, ощущения,  все то, что с ней происходит, имеет ли значение для  ребенка, на ее взгляд? Участвует ли ребенок в этом процессе, существует ли в его реакциях зародыш личности, может ли она опереться на его присутствие? Для нее этот вопрос оказался ключевым, и в ходе терапии и подготовки к событию мы к нему неоднократно возвращались. Обретение себя в новом качестве, обретение иной возможности себя  изменило радикальным образом и ее отношения с миром, родным и близкими людьми.  Это сложное отношение к своему телу, к своему назначению в мире связано с понятием «ответственность». Когда женщина находится в этом состоянии, она себя бережет. Себя ли она бережет? Она должна бережно к себе относиться, при этом у нее формируется новая структура, новая форма мышления, она начинает иначе воспринимать себя саму. Забота о себе здесь связана с осознанием особой, не сводимой к потребностям дня,   ценности собственной жизни.  В состоянии беременности личность подчас вспоминает такую простую и в то же время нетривиальную вещь, как то, что наша жизнь не ограничена наличествующим существованием. Переживание того, что мы являемся вместилищем чего-то, хранением чего-то сверхценного, для беременной женщины типично и органично. Мы знаем, что иногда это осознается, об этом подчас говорят сами женщины. Когда мы сотрудничали с клиенткой, то пытались запомнить эти состояния и само отношение к миру, чтобы оно было выведено на уровень мысли, на уровень языка, на уровень символа, чтобы не утратить его затем в рутине повседневности. Это то, что связано, по крайней мере, со способностью чувствовать, понимать Другого.

%%Во время беременности и посредством рождения ребенка, в психоанализе об этом говорил Фрейд, женщина, если она нарциссична, если она инфантильна, если она до сих пор не умела любить, обретает шанс – возможность к любви. У нее появляется шанс почувствовать другого, как нечто уникальное и нечто, что может конкурировать с ее желанием, с ее тотальностью, с ее значимостью. Но, к сожалению, это не прорабатывается на духовном уровне, на уровне смысла, и довольно часто ребенок оказывается в результате ни чем иным, как неким продолжением собственного эго матери, заложником ее нереализованного всемогущества. Он оказывается объектом манипуляции. И в таком случае мать инвестирует в ребенка свои собственные желания, так никогда и не осознав то, что в нем самом может возникнуть нечто принципиально бесподобное, нечто ей не тождественное, нечто уникальное. Вот  так и вырастают потом эти дети – бунт, который они осуществляют, носит характер довольно-таки трагический, они пытаются обрести свое пространство, свое собственное место, не располагая способностью к самоопределению, не выдерживая ни критики, ни зрелого диалога. Ребенок, воспитанный в нарциссической среде, в лучшем случае оказывается хорошо адаптированным манипулятором. Ни понятие власти, ни категории ответственности  и долга нарциссу не доступны, а, следовательно, ни о какой свободе и личности и речи быть не может. Поэтому подготовка к материнству связана с формированием в самом теле и сознании женщины измерения Другого, горизонта возникновения Личности.

%%— Что Вы можете сказать об участии мужчины в этом процессе? Какие у них бывают проблемы?

%%- Мне просто везет, все мужчины – и мои клиенты, и мужья моих беременных клиенток — были крайне внимательными и заботливыми, как-то очень серьезно относились к своим отцовским обязанностям, к своей миссии на этом этапе, и изменялись в положительную сторону. Может быть не без моей помощи в некотором смысле. Прежде всего, для мужчины я делал акцент на том, что здесь мы имеем дело с общим творческим произведением, с одной стороны, а с другой стороны, я старался упразднить то, что довольно часто является причиной сложностей, которые возникают в первые месяцы после рождения ребенка. Это та рациональная ревность и зависть, которую испытывает мужчина, которому не оказывают больше столько внимания, как прежде. Мужчина  чувствует себя чего-то лишенным. Как это ни странно выглядит, но действительно так бывает, потому что сегодня мужчины настолько же инфантильны и неадекватны, как и женщины. Сегодня и та, и другая позиции находятся в очень дефицитарном состоянии.  И зачастую мужчины не могут выдержать отсутствия внимания к себе, отсутствия признания, ибо их первые этапы совместной жизни с женщиной чаще всего сформированы по образцу материнско-сыновьих. Женщина сегодня так и норовит превратить мужчину сперва в ребенка, а потом последовательно в козла отпущения. А мужчина сначала с удовольствием принимает эту позицию, мало того, он сам ее очень часто провоцирует. Сегодня мужчины зачастую ведут себя истерично и демонстративно, привлекая к себе внимание, соблазняя, пытаясь отыгрывать стратегии самоутверждения.  И когда женщина беременеет, когда она начинает входить в контакт со своим внутренним сокровенным и на какое-то время уходит из внешнего мира, то для него это бывает очень серьезным и тяжким испытанием. И я  все делаю для того, чтобы мужчины хотя бы понимали закономерность этих перемен, и понимали, что их не оставляют, по крайней мере, это носит временный характер. Но это, конечно же, далеко не самое  главное, что необходимо формировать в отцовском плане, но если уж мужчина незрелый, то необходимо, чтобы хотя бы не было элементарной конкуренции и борьбы за внимание.

%%— Игорь Евгеньевич, а что Вы можете сказать о формировании отцовства в позиции мужчины? Может быть, во время беременности супруги у мужчины есть какой-то шанс овладения отцовской позицией?

%%- Исследуя и свой собственный опыт, и опыт моих клиентов и знакомых, скажу откровенно, что, как правило, если мужчина не готов к отцовству, то очень трудно что-либо восполнить, и у него меньше шансов, чем у женщины. Меньше и в плане банальных социально-психологических обстоятельств – он меньше туда втянут, и в плане того, что все-таки основную функцию выполняет женщина. Поэтому для него беременность не является тем символическим событием, как для женщины.

%%— А рождение ребенка?

%%- Безусловно, рождение ребенка подвигает мужчину на подвиги в плане своего собственного развития. Но все-таки, если мы можем о беременности женщины говорить, как об инициации, своего рода, то для мужчин это не в такой степени значимо.

%%— А от чего зависит готовность принять на себя эту отцовскую позицию?

%%- Если говорить о самой миссии и функции отцовства вообще, то отцовская позиция является позицией, которая предшествует мужской позиции. Отцовство является основным атрибутом мужчины. Мужчина может не жениться, у него может не быть детей, но он должен быть отцом, если он мужчина.

%%Что значит – быть отцом? Прежде всего, осуществлять заботу о духовном предназначении в отношении с другим. Это значит заботиться о другом в качестве признания его ценности, признания его смысла, т.е. отец должен заботиться о том, чтобы другой смог осуществить некую ценность, которая является безусловностью. Отец заботится о безусловном. Поэтому мужчина должен нести отцовскую функцию и на производстве, и если он занимается политической деятельностью — какой угодно. Мужчина ни в коем случае не должен говорить: «я сделаю так, как вы захотите – то, что народ потребует, то я и сделаю». Отцовская позиция предполагает, что мужчина должен обеспечить возможность ценностной самореализации человека, с которым он находится в нетривиальных отношениях. Это может быть и подчиненный, и жена, и сын, а я забочусь о том, чтобы смысл и ценность у человека были реализованы и удержаны. Это функция отца – он должен дать возможность осуществиться другому не в плане его здоровья и удовлетворения потребностей (есть сегодня такое модное слово – благосостояние), а в плане духовного развития, в плане его нравственности. Держание духовной вертикали и забота о саморазвитии ближнего в его же собственной самости и одновременно в горизонте закона – это и есть отцовская позиция. Но сам он должен показывать, как можно эти ценности нести и как можно их реализовать. Он должен быть для своего сына, для своей семьи экзистенциальной иконой – символом.

%%Если этого он не умеет, не несет, то, спрашивается, каким образом тогда вообще может осуществляться общество, государство, семья? Кто тогда будет это нести? Поэтому отцовская любовь не должна быть педофилической. Есть прекрасный образец отцовской любви в отечественной литературе – Николай Васильевич Гоголь «Тарас Бульба». Именно так должен осуществляться отец. Мы помним – мать встречает Андрея, пестит его, и, может быть, слишком залюбленный матерью, он становится предателем. И акт, который совершает отец, это то, что не связано с мужским и женским, это уже внеролевое духовное измерение. Поэтому отцовская позиция является условием для формирования правильных отношений и матери с сыном. Если мы говорим конкретно о современном мужчине, то сегодня отцов очень мало, к сожалению.

%%— Мужчина, который решает завести ребенка, должен быть уже зрелым и очень ответственно к этому относиться. А от чего зависит готовность женщины стать матерью?

%%- Если мы говорим об отцовстве, как об ответственности и заботе, о ценностной адекватности, то когда мы говорим о женщине, то, прежде всего, это способность дарить другому возможность быть адекватным. Это дарить другому возможность быть духовно состоятельным, это та любовь, которая открывает возможности к смысловой самореализации. Каким должен быть мужчина и какой должна быть женщина, если речь идет о новой жизни и вообще-то об их совместном деле? Женщину должна отличать, прежде всего, доброта и целомудрие. Она должна быть целостной на уровне непосредственного восприятия мира, на уровне чувств и уметь дарить другому свою любовь. Осуществлять этот дар мужчина, может быть, обязан не в такой степени, как женщина. Мужчина должен заботиться, беречь и показывать, куда надо двигаться, в каком направлении следовать. Женщина же должна давать возможность ему быть таким – значит, она должна быть доброй. Для мужчины доброта – это очень важное качество, но оно не является тем глобальным его атрибутом, как у женщины. Если мы попытаемся мыслить символически, то это всепрощение, принятие, покров, который может осуществить только женщина. Никто не может так утешить, как женщина. И Раскольников у блудницы на коленях может получить прощение. Это то, что невозможно выразить при помощи понятий, это не интеллектуальный акт, это акт воссоединения с самим собой благодаря женщине. Через женщину мужчина может войти в контакт с самим собой. Поэтому она дает ему возможность стать мужчиной в больше степени, чем он ей, можно так сказать. Поэтому женщина в определенном смысле может быть более самостоятельной, чем мужчина. Она более устойчива в мире. Что отличает женщину – способность слышать другого.

%%Женщина предельно вслушивается в бытие, когда она беременна. Где она находится — в самосозерцании? Да нет, это не самосозерцание, это что-то другое. Все эти спекуляции по поводу Джоконды, тем не менее, иногда соприкасаются с тем, что является таинством. Таинством чего? Брака и беременности.

%%— Что можно сказать по поводу психологического и социально-культурного плана в состоянии беременности?

%%- Различные мероприятия в плане физических упражнений и режима дня — все это очень важно. Но все же, главное, чтобы женщина во время беременности нашла свой внутренний ритм жизни и вошла в него. Необходимо, чтобы она не шла внешними обстоятельствами, когда ей говорят, что и когда нужно есть и чем заниматься. Мы с клиентками исследовали их состояние, их отношение к пище, ко сну, ко всему. Необходимо найти внутренний ритм и организовать соблюдение собственного времени. Что здесь важно? Чтобы женщина нашла константный объект в себе — что-то, что является устойчивым, что организует ее взаимоотношение со всеми областями и регионами существования, начиная от принятия душа и кончая вечерними моционом. Чтобы была определенная повторяемость и стабильность. Самое важное, чтобы было организовано взаимодействие женщины с миром на основании собственного Я. И тело в этом занимает главное положение. Его надо уметь слушать. Я бы тело вообще в данном случае предположил в качестве главного субъекта – субъекта саморегуляции. Вслушивание в тело и его рефлексия. Это то, что касается элементарнейших азбучных вещей. И как можно меньше умничать.

%%Известнейший английский психоаналитик Дональд Винникотт, давая советы молодым матерям, говорит о том, что самое главное — это поверить себе самой и действовать спонтанно, чувствовать себя. В отношении с ребенком очень важно, чтобы мать чувствовала себя, и поступала в соответствии со своими чувствами. Но чувствовала, а не отыгрывала ту или иную свою невротическую стратегию. Искренность в чувствах – это зрелость, а не инфантилизм. Для того, чтобы была искренность в чувствах, надо привести себя в чувство, надо себя чувствовать. А здесь парадокс такой, что чувствовать себя можно только тогда, когда ты заботишься о другом. И когда беременная женщина заботится о своем теле, она заботится в это время и о другом. Причем, этот другой для нее является бесценным. Это идеальная конструкция для триангуляции. Ребенок, конечно же, является этим бесценным объектом, объектом невозможной возможности.

%%Конечно, метафизика пола – это то, что еще до конца не раскрыто, да и может ли оно когда-нибудь быть раскрыто? Но сегодня секс и сексуальность вытеснили эрос. Если эрос – это целостное и творческое состояние человеческого бытия, то секс – это всегда частичное, половинчатое, это вообще-то разделенность. Как раз беременность в определенном смысле выводит сексуальность на эротический план. Если мужчина действительно любит женщину, то он ее беременную не просто не отвергает, как это  иногда даже случается, а наоборот, он ее любит особенно, любит уже на совершенно ином уровне  и в ином качестве, это уже совершенно другое состояние. Это то бесценное, что он обнаруживает в своем партнере — в своей жене, что не может вообще быть сведено к чему-то половому – нечто, что превышает любые психологические отношения. Это принятие другого – вот здесь как раз мужское – это принятие другого в качестве моего будущего сына, который также является не чем иным, как продолжением моей жены — она несет в себе меня самого. Это таинственное событие, когда женщина является носителем этой абсолютной ценности. И если мужчина так относится, может ли он тогда ее воспринимать иначе, чем также нечто бесценное?  Не будет же он воспринимать ее как инструмент, как средство? Тогда это чудовищно. Потому что в таком случае исчезает вообще таинство, как таковое, и возможность относиться к другому как к личности. И ребенок тогда становится продолжением нарциссического эгоистического стремления  — частичным объектом.

%%Умный эрос – это то, чего катастрофически не хватает сегодня в формировании института детства. Ребенок должен родиться сразу же в структуре тройственных отношений. Он должен родиться  в любви и заботе, где нет необходимости осуществлять выбор, выбор между отцом и матерью. Конкуренция между таковыми – невыносимые условия для ребенка. Сформировать Я, осуществить идентификацию он может лишь в условиях единовластия. Он должен не только и даже не столько получать-потреблять любовь, диадическую слепую любовь того или иного родителя, сколько находить себя в отношениях любви и взаимного признания, видеть  любовь отца и матери и  убеждаться в том, что их объединяет нечто неслучайное. Он должен убедиться в том, что встреча возможна и с матерью и с отцом и матери с отцом. Это дает ему запас прочности на всю жизнь. У него остается память о том, что встреча возможна, что возможно исполненное полноты бытие, где люди друг с другом не делают ничего ужасного, где они не выясняют поло-ролевые или партийные отношения, но знают имя, их собирающее.
Что еще можно сказать по этому поводу? Еще раз признаюсь, что специально я не занимался этим вопросом.

%%— Вы рассказали много интересного, есть о чем поразмыслить.

%%- Говорить о каких-то чисто методических вещах, мне кажется, у нас научились, и вполне достаточно тех курсов, предназначение которых: обеспечивать необходимой методической  информацией. Что бы я еще добавил? Когда я работаю с беременными, то всегда делаю акцент на том, что беременность не должна быть чем-то промежуточным, она не должна быть каким-то аспектом ожидания: «я жду, когда же, наконец, он родится». Ни в коем случае! Пожалуй, именно это самое главное. Беременная женщина должна наслаждаться беременностью и быть, вернее, пребывать  в настоящем. Именно во время беременности женщина может почувствовать свое собственное время – она может услышать пульсацию вечности.  Поэтому женщине надо хранить себя в беременности в плане памятования, в плане того, что она получает бесценный опыт бытия. Вот это наверное самое главное, самое существенное.

 

Беседовала Елена Груздева

2011.12.28

Об авторе